Главная страница |   Словарь финансовых терминов |   Услуги банков |   Законодательные акты |   Экономическая литература |   Публикации и статьи
   Про кредиты

Чем грозит просрочка платежа по кредиту?

Берем созаемщика по кредиту

Как избежать проблем при погашении кредита

Как получить кредит без подтверждения дохода

Ответственность поручителя по кредиту

Отличия потребительского кредита и кредитной карты

Мошенничества при получении кредита

Как пользоваться кредитной картой


   Про автокредиты

Новый вид автокредита – «без документов»

Автокредит: особенности погашения

Автокредит по программе BuyBack


   Про биржи

Биржи и принципы биржевой торговли

Основные виды биржевых операций

Работа лондонской биржи металлов

Фондовые биржи


Синдикаты


В. Смушков. "Экономическая политика СССР"
Изд-во "Пролетарий", 1925 г.

Публикуется с сокращениями

Вернуться в оглавление книги

Биржа регулирует торговлю, но не объединяет в один цельный аппарат торговлю отдельных трестов и комбинатов.
А такое объединение необходимо для установления общих цен в государственных предприятиях и согласованной борьбы за рынок. В главе о промышленности мы видели, что крупные предприятия объединены у нас в тресты и комбинаты, но эти объединения часто не особенно значительны, часто трест объединяет небольшое число фабрик на незначительной территории, так как мы не имеем возможности по общим техническим условиям создать большие производственные объединения. А между тем, торговые операции этих небольших объединений должны быть согласованы, как в интересах распределения между ними районов для сбыта товаров, так и для выработки одного плана наступления на частный капитал. Такие объединения называются синдикатами, и организация их заимствована нами из опыта капиталистического хозяйства, которое объединялось через синдикаты. Синдикат— торговое объединение предприятий с целью регулирования сбыта товаров и заготовки сырья. В капиталистических странах синдикаты начали возникать раньше трестов, так как организация их не требовала полного объединения предприятий, тогда как в тресте отдельные предприниматели подчинены в производстве общему производственному плану, не имеют права нарушать этот план. В капиталистическом обществе синдикаты объединяют капиталистов в их борьбе против посредников и в стремлении к монопольной торговле (то есть к полному уничтожению конкурентов) в той или иной области. И когда капиталисты увидели, что одного регулирования торговли недостаточно для овладения хозяйством, они стали переходить к регулированию производства, а затем к его объединению через тресты.
У нас в СССР, где крупная промышленность еще не может быть теперь же объединена в очень большие, всесоюзные тресты, где тресты, объединяющие одни и те же отрасли производства, еще не связаны между собой в работе, синдикаты должны иметь большое значение, как в деле объединения самих трестов, так и для установления единой торговой политики. В капиталистических странах монополия какого-либо синдиката в той или иной области ведет к тому, что этот синдикат устанавливает такие цены, какие ему заблагорассудится, так как конкурентов у него нет и бороться с ним некому. Монополия синдиката ведет к полному порабощению потребителя, а монопольные цены дают капиталисту сверх - прибыль, которую он устанавливает произвольно. Но в руках рабочего правительства синдикаты должны вести к обратному — к раскрепощению потребителя, потому что планомерное распределение синдикатом всех товаров, удешевление им цен в связи с сокращением ряда расходов, вызванных укреплением и объединением сбыта, дает потребителю более доступные по цене товары. В установлении же планового хозяйства объединение промышленности в ее торговых операциях через синдикаты являются крайне ценным мероприятием, которое спаивает тресты, подготовляя более сложное и более крупное объединение промышленности.
Но с синдикатами у нас повторилась та же история, что и с трестами: в первое время своей деятельности они по существу выступали как чуть - чуть преобразованные главки, а вовсе не как живые торговые аппараты. Между тем, нужно иметь в виду, что синдикаты в современных условиях, когда идет очень решительная борьба с частным капиталистическим рынком, ни в коем случае не могут быть какими - то распределительными органами, а являются активными торговыми аппаратами, ведущими борьбу с частным капиталом. Являясь связью между производством и потребителем, синдикаты не могут взвинчивать цену на товар за счет потребителя, не должны механически связывать рынок с фабрикой, а обязаны облегчать связь, удешевляя весь путь товара от фабрики и до деревенской избы. Кризис сбыта, который с конца 1922 года дал себя остро чувствовать, заставил обратить особенное внимание и на торговый аппарат и, в частности, на синдикаты. В уже цитированной нами книге г) т. Ци-перович говорит о деятельности нашего торгового аппарата в первый период следующее:
„ . . . Теперь можно с достаточной точностью установить, что в то время, как наши главкисты, не понявшие, в чем заключается секрет новой экономической политики, изобретали теорию „кризиса сбыта" или „кризиса перепроизводства", городские лавочники, лабазники, бывшие мешочники, сельские кабатчики, прасолы, трактирщики, спекулянты и нэпачи прекрасно использовали новую обстановку и пошли навстречу рынку, ища его и восстанавливая свои старые связи, не теряя ни одной минуты и добиваясь значительных результатов. Так, например, в самый разгар „кризиса сбыта", запасы угля в Донбассе неуклонно росли и достигли к 1 февраля 1922 г. 123,7 мил. пуд. против 121,5 мил. пуд. на 1 января и против 87 мил. пуд. на 1 января 1921 года. Между тем, по свидетельству т. Грачева в „Экономической жизни" (№ 84, 1922 г.), запасы арендованных шахт за это же время сократились, вследствие усиленного вывоза их продукции, благодаря большой легкости их реализации. Конечно, не следует преувеличивать успехов частного угледобы-вания и сбыта; по сравнению с государственным угледобыванием пока оно очень невелико и ведется кустарно. Но, ведь, нас сейчас интересует не это, а то, что для частных или арендованных шахт „кризиса сбыта" все же не оказалось, благодаря „большой легкости сбыта". Вся суть, весь интерес, стало быть, в том, почему для главкиста, вооруженного с головы до ног помощью государства, рынок сажался, а для частного предпринимателя тем не менее „закон сжиманий" оказался несуществующим.
„Главкист исходит из положения, что покупательная способность населения в данный момент слаба. Но он очень далек от вывода, который один только может перенести наше производство „из царства необходимости в царство свободы". Он не задумывается над тем, что нужно сделать для того, чтобы эта покупательная способность росла. Для главкиста производство противопоставляется рынку, продавец — покупателю и т. д. Он не понимает (потому что до сих пор находится под обаянием ордера) того простого обстоятельства, что покупатель является в то же время и продавцом, что крестьянское население, представляя рынок для обрабатывающей промышленности, в то же время смотрит на последнюю, как на рынок для своих продуктов и изделий. Отсюда полное пренебрежение со стороны главкиста к динамике рынка и усиленное внимание к статике его. В действительности рынок существует и не существует для производства в одно и то же время, и достаточно только немного выйти за ворота склада и поработать над изучением запросов населения, чтобы границы рынка заметно раздались. Рынка в природе не существует, он создается. Рынок — это процесс, решительно отрицающий „складское хозяйство" и „ордер", потому что он динамичен по существу".
Нарисованная картина совершенно правильна. А в книге „Синдикаты и государственная торговля", изданной НК РКИ в результате обследования всех наших синдикатов, дается такое описание деятельности синдикатов:
„Синдикаты в большинстве не были продуктом органического развития работы трестов.
Текстильный синдикат образовался из прежнего Главтекстиля, Кожевенный синдикат из Главкожи, Соляной синдикат из Главсоли, Спичечный из Главспички и т. д.
В силу этого, синдикаты не только сохранили главкистские тенденции, но остались в значительной мере центрами соответствующих отраслей промышленности и в качестве представителей объединяемых ими трестов и в качестве органов Всероссийского Совета Народного Хозяйства.
Эта двойственность в наших синдикатах отразилась на характере управления нашей промышленности за последне время. ВСНХ не имел надлежащих ячеек для управления вверенной ему промышленностью.
Обследование промышленной инспекцией ряда секций ЦПУ показало их несостоятельность и оторванность от промышленности, но и синдикаты не могли стать органами ВСНХ по управлению трестами, потому что они отмежевывались от него. Синдикаты даже создали свой особый Совет синдикатов, отчасти противостоящий ВСНХ.
В результате их значение, как органов ВСНХ, чрезвычайно ослаблялось, и ВСНХ фактически лишен был возможности осуществлять свои задачи и порученной ему промышленностью не управлял, несмотря на несколько тысяч своих служащих.
Тресты тоже не смотрели на синдикаты, и не могли смотреть, как на настоящие синдикаты, как на свои организации, явившиеся следствием соглашения между трестами для разрешения общих задач.
Тут дело не только в главкистском происхождении синдикатов.
Лишь для соблюдения приличия состав правления синдикатов выбирался на собраниях уполномоченных трестов, а иногда прямо до всяких выборов назначался ВСНХ. Так было со всеми синдикатами, так обстоит дело в некоторых синдикатах (Солесиндикат) до сих пор.
Получилось ни то, ни се.
Из всего этого следует вывод: ВСНХ должен создать у себя ячейки, которые явились бы органами управления каждой отраслью промышленности в целом, а не только одной производственной стороной. К этому выводу мы пришли после обследования трестов. К нему приводит и обследование синдикатов".
Кризис сбыта промышленных изделий, который особенно остро дал себя чувствовать в конце 1922 года и в 1923 г., в значительной степени зависел от плохой организации наших синдикатов — наряду с дорого стоящим производством мы имели и крайне дорогой распределительный аппарат. И совершенно правильно говорится в уже цитированной нами книге НК РКИ о необходимости пересмотреть синдикаты, как это было сделано ранее с трестами. „Кризис сбыта весной 1922 года, грянувший для большинства наших хозяйственников, как гром с ясного неба, был исходным пунктом для полной переоценки их торговой политики. Целый ряд новых проблем сразу стал актуальным и был выдвинут на авансцену: калькуляция себестоимости, емкость рынка, организация торговли. Но если теоретическая мысль должна была объяснить причины кризиса сбыта и указать способы его преодоления, то руководители наших хозорганов должны были немедленно в своей оперативной деятельности найти средства, чтобы противостоять стихии рынка, отказавшегося в один прекрасный день принимать выбрасываемый трестами товар. Синдикаты, объединяющие торгово - заготовительную деятельность трестов определенной отрасли, и явились в результате кризиса сбыта теми органами, которые взяли на себя задачу преодоления стихии рынка.

Продолжение книги

Сведения о рынке ипотеки в Санкт-Петербурге, сроки кредитования
   Про ипотеку

Особенности социальной ипотеки

Способы погашения ипотечного кредита

Условия ипотечного кредитования

Причины отказа по ипотечному кредиту


   Про страхование

Страхование загородной недвижимости

Автокредит - экономим на страховке

Cтрахование автотранспорта

Основные ошибки при автостраховке

   Про инвестиции

Инвестиции и критерии оценки их эффективности

Инвестиции в драгоценные металлы

Покупка акций как вариант инвестирования

Облигации как объект инвестирования

Что выбрать - фондовый рынок или недвижимость?


© Копирование материалов данного сайта запрещено